Просветительский проект СОГУ  «Лекториум» продолжается.  В мир нескучной науки пригласил один из выдающихся выпускников СОГУ, профессор физики Университета Жозефа Фурье в Гренобле (Франция) Маирбек Чшиев. Новая встреча с интересным и увлекательным состоялась на физико-техническом факультете. Тема лекции – «Наномагнетизм и спинтроника».

 Маирбек Чшиев:

  • Я защитился в 1997 году в МГУ на кафедре магнетизма. Потом в моей биографии был Гренобль – работа в комиссариате атомной энергии. Далее Москва и Страсбург – Институт физики и химии материалов, где сначала я находился в качестве постдока, затем преподавал, занимался наукой, до тех пор, пока не решил уехать в США. В Вирджинии  занимался темой, несколько отличной от моей специализации – молекулярной электроникой. Уточню, что моя основная специальность – магнитоэлектроника или спинтроника. Эта отрасль науки возникла в 1988 году с открытием гигантского магнитного сопротивления, за которое Альбер Ферт (Франция) и Питер Грюнберг (Германия) получили Нобелевскую премию.
  • В 2004 году я решил принять участие в конкурсе Национальной Академии. Это своеобразная программа поддержки молодых ученых. В случае успешного прохождения конкурса, я становился сотрудником Лаборатории реактивного движения НАСА при Калифорнийском технологическом институте, которая широко известна в научных кругах своими работами в космической области, нанотехнологиями… Конкурс я выиграл, но работать уехал в Алабаму, где долгое время занимался проблемами спинтроники.
  • Это важнейшее направления науки  – уже в 1996 году IBM создал жесткие диски, функционирующие на основе теории гигантского магнитосопротивления. Я сотрудничал также с Western Digital — крупнейшим производителем жестких дисков и Hitachi. Участвовал в работе консорциума Information Storage Industry Consortium – это объединение крупнейших производителей  носителей информации.
  • Еще одно направление практического приложения исследований в области спинтроники —  магнитная память MRAM. Перспективно применение «магнетизма» для биологических приложений. Например, если магнитную частицу прикрепить к лекарству, то появляется возможность доставлять его непосредственно к пораженным тканям и органам.
  • В 2002 году в Гренобле  мои  коллеги организовали лабораторию Спинтек, куда меня в 2007 году пригласили в качестве  постоянного теоретика. А с университетом в Алабаме я по-прежнему поддерживаю дружеские и профессиональные связи.
  • Представьте: в 1988 году совершается открытие явления, а в 1996 году уже произведен первый жесткий диск на основе этого явления. Подобные революции в технологии всегда впечатляют. То же самое касается и вручения Нобелевской премии: Ферт и Грюнберг, к примеру,  получили её спустя 20 лет после открытия, а  Новоселов и Гейм за открытие графена – через шесть лет. Последнее время, кстати, я очень много занимаюсь исследованием и практическим приложением графена — уникального материала, за которым, бесспорно, будущее прогрессивных технологий.
  • Раньше бытовало мнение, что вся проблема науки – в недостатке финансирования. Но, как оказалось, финансирование – необходимое, но далеко не достаточное  условие для развития науки. Необходимы еще определенная среда и соответствующий уровень общей системы образования.